Объект ЗЕРО
рейтинг: +62+x

Объект ЗЕРО

- Серега! Выходи, давай!

Старший научный сотрудник Сергей Николотов небрежно вытер рукавом кровь с лица и крепко сжал рукоятку пулемета. От бывших коллег его отделяла выемка в стене и двадцать метров изрешеченного, покрытого следами крови и копоти коридора. Аккуратно выглянув из укрытия, Сергей выкрикнул:

- Вы первые, мужики!

Прогремела автоматная очередь, в стене напротив появилось несколько новых дырок. С электрическим треском и снопом искр с потолка упал и повис на уцелевшем проводе осветительный прибор, мерно покачиваясь в тишине.

- Вот и поговорили, - еле слышно произнес Сергей и добавил уже громче, - Я вам без шуток говорю! Бросайте оружие и выходите! Пока еще есть возможность!

Раздался смех. В дымке от выстрелов, среди мерцающих полуразбитых ламп невозможно было разглядеть, где прячутся остатки сторонников директивы и сколько их там вообще осталось. Ясно было одно – Сергей последний, кто может добраться до SCP-0000 и уничтожить его. В конце коридора красным сиянием горела табличка «Запретная зона», обозначавшая границу карантинной зоны объекта класса Кетер. До цели оставалось двадцать метров и кучка идиотов, которых он ранее считал друзьями и первоклассными специалистами.

- Серега! Мы так поняли, ты там один остался? Ха, ну очень жаль. Пулемет свой можешь засунуть себе в жопу. На нас ты не вылезешь, мы тоже не дураки, на очередь лезть. Но вот что я тебе скажу. Спать-то ведь иногда людям нужно… А, Серег? Подменить-то тебя некому.

- Мужики! Я эту херовину все равно разломаю. Вопрос только в том, сможете ли вы увидеть мою правоту или нет.

- Придурок! Как вас таких вообще в Фонд взяли? Ты хоть понимаешь, с чем имеешь дело?

- Нет! И вы, я думаю, тоже!

- Ты находишься под действием аномалии! Вы все… были под ее действием. Посмотри, что вы наделали! Вы какие клятвы давали?! Это же Кетер!

- Херетер! А вы «Толстяка» взорвите! Чего бомбу не взрываете-то?

- Умник. Вы же ее сломали! Взрыватели где? До бунта все продумали.

- Не трогали мы бомбу. Хотя я догадываюсь, одно к другому в пазл встает… Короче. Даю вам двадцать секунд, - Сергей перевернул на спину лежащее рядом тело Павла и снял с него мешок с гранатами. Липкие от крови пальцы схватили кольцо и с усилием за него потянули. С характерным щелчком чека вышла, Сергей выкинул ее подальше, чтобы не было соблазна вставить назад. Вдохнув поглубже, старший сотрудник закричал:

- Раз!

- Мы не позволим тебе устроить конец света!

- Два!

- Даже если его и не будет, мы присягу давали! Ты не пройдешь через нас!

Разбитые губы еле слышно прошептали:

- Три…

Приложив последние силы, Сергей метнул подсумок в коридор. Оглушительный взрыв посек осколками стены и тела павших в недавней битве. Проход окончательно погрузился в темноту. Уши наполнил непрекращающийся звон.

Николотов кое-как поднялся на ноги и, пошатываясь, двинулся вперед. В воздухе висел запах серы и жженого мяса, из пробитой трубы на потолке лилась вода. В укрытии, за углом, обнаружилась примитивная огневая точка и три искорёженных тела. Самый горластый из этой компании еще некоторое время издавал булькающие звуки и подрагивал ногами, но потом затих, как и остальные. Отведя взгляд, Сергей заметил на стене пожарный щит. Недолго думая, сотрудник снял с него топор и, волоча его по полу, направился в зону содержания объекта класса Кетер.

Приближаясь к бронированной красной двери, увенчанной кучей знаков опасности, Николотов стал замедлять ход. От былой уверенности не осталось и следа. С трудом переборов сомнения, сотрудник открыл дверь и вошел в камеру содержания – просторную пустую белую комнату, посреди которой на невысоком постаменте стоял гладкий куб из черного базальта. Торжественную тишину момента нарушало лишь мерное гудение люминесцентных ламп. Сергей завороженно посмотрел на объект класса Кетер, стиснул рукоять топора и со всей силы замахнулся.


Тремя месяцами и одним днем ранее

В тиши ночи, заглушив мерное потрескивание сверчков, появился посторонний звук. К вертолетной площадке Участка 113, мигая огнями в темноте, приближался литерный спецборт. Прибывшие ранее из центра сотрудники МОГ Бета-4 «Циркачи» заняли периметр, не подпуская к нему даже сотрудников службы безопасности Участка. По темным уголкам аэродрома рыскали красные лучи-указки снайперов, засевших на крыше ангара. Командир группы тихо отдавал команды в рацию, стоя неподалеку в одиночестве.

Едва колеса грузового вертолета коснулись площадки, в его «брюхе» немедленно открылась дверь. Прикрывая глаза от поднятого винтами ветра и пыли, сотрудники бросились устанавливать трап, по которому мгновение спустя съехал автомобиль. Транспорт направился без остановок в ангар, где подземный грузовой лифт чуть позже доставит его вместе с содержимым в безопасную зону на нижних уровнях участка. Внутри машины находился неизвестный крайне опасный объект и компактный тактический ядерный боеприпас, который должны были установить в Участке.

Из темного чрева вертолета вышел человек в строгом пальто и затененных очках. Незнакомец неестественно держал правую руку под одеждой. Помахав директору Участка левой рукой, он жестом подозвал его к себе.

- Камера содержания готова? – без приветствий начал неизвестный, перекрикивая шум винтов.

- Так точно! – ответил директор Участка, придерживая рукой трепещущиеся на ветру волосы.

- Остальные объекты вывезены?

- Да, все погрузили на эшелон и отправили в Восемьдесят восьмую еще три часа назад!

- Хорошо! – неизвестный распахнул пальто и вынул правую руку. Директор мельком успел увидеть на запястье гостя металлический браслет с цепочкой. Подоспевший боец МОГ достал ключ и отстегнул от руки человека в пальто небольшую кейс-папку.

- Досье на объект, - протягивая документы, произнес человек и добавил. – Приказом О5 сразу после постановки объекта на содержание в комплексе будет введен полный карантин на 6 месяцев. Надеюсь, вы смогли к этому подготовиться должным образом.

Не дождавшись ответа директора, мужчина развернулся и направился внутрь вертолета. За спиной визитера закрылись металлические двери, винты набрали ход, и вертолет взмыл в небо.

- Периметр снять с охраны. Периметр снять с охраны. Собираемся и уходим, - просипел в рацию командир МОГ и спустя мгновение растворился в темноте. Один за другим погасли блуждавшие по площадке лазерные лучи.

Хранить в Участке 113
в условиях полного
карантина V класса


S

E

K

T

N

Ваше_значение


Не подлежит активации

SCP-0000


Объект №: SCP-0000

Класс объекта: Кетер

Особые условия содержания: Объект следует хранить в обычной камере площадью 20 квадратных метров с системой видеонаблюдения. Непосредственный контакт с объектом воспрещен.

Сотрудники группы сдерживания имеют право осуществлять дистанционное исследование объекта и корректировать ОУС в части, не противоречащей вводным процедурам сдерживания.

Объект запрещено хранить в одном комплексе с иными аномальными объектами. Подразделение, отвечающее за содержание объекта, должно быть помещено в карантин V класса с полной ротацией персонала раз в шесть месяцев.

Объект категорически запрещено разрушать.

Описание: SCP-0000 представляет собой куб из черного базальта с длиной ребра 1,17 метра. Объект не проявляет абсолютно никаких аномальных свойств и является полностью нормальным.


Директор Участка 113 снова и снова перечитывал досье объекта и поймал себя на мысли, что он уже дважды переворачивал листок, пытаясь найти на обратной стороне дополнительные инструкции.

- Это шутка какая-то? – директор адресовал вопрос своему отражению в зеркале и, потянувшись к интеркому, вызвал к себе начальника СБ. В кабинет вошел крепкий мужчина сорока лет.

- Объект размещен? – закуривая сигарету, спросил директор.

- Так точно. Посты усилены, как и было приказано. Бомбу их спецы установили и закрыли, нас туда не допустили.

- Карантин уже введен? – не отрывая глаз от листка-досье, процедил директор.

- Никак нет, ждем вашей команды.

Директор нахмурился и, встав со своего кресла, начал прохаживаться по кабинету. Начальник СБ настороженно следил взглядом за своим шефом. Руководитель участка, переборов сомнение, сел за командную консоль и вошел в систему центрального узла связи. Под треск клавиш пальцы быстро барабанили текст сообщения в Центр.


Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Срочно»
В Зону 0. Совету О5

Принял объект SCP-0000. Прошу подтвердить класс аномалии и ОУС. Жду приказа на введение карантина.

Участок 113. Подпись: Директор Савельев С. С.


Отправив сообщение, директор встал с кресла и направился к окну, из которого можно было наблюдать центральный атриум Участка. По коридору этажом ниже медленно прохаживался сотрудник СБ в полной экипировке. Обернувшись на начальника СБ, директор кивком в сторону стола разрешил ему ознакомиться с досье. Старый служака несколько раз пробежался глазами по бумаге и произнес:

- Это что, шутка?

Директор хмыкнул.

Ответ из центра поступил десять минут спустя. Услышав характерный писк консоли, директор сел в кресло и стал читать.


Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Принято. Класс объекта «Кетер» подтверждаем. Разработанные ОУС подтверждаем. Досье объекта подтверждаем. Другой информации нет. Изоляцию ввести немедленно. Содержание проводить автономно. До снятия карантина все последующие исходящие сообщения из Участка запрещены и будут отфильтровываться.

От имени Совета: О5-1, О5-3, О5-6, О5-11.


- Ну, приехали. - Директор вытянулся в кресле и стал барабанить пальцами по столу. – Все как специально. Сначала штат урезали, теперь решили нам привезти этот Кетер. Я с Кетерами работал последний раз, когда служил замдиректора в Семьдесят пятой. Еще и описание не дали.

Начальник СБ не отвечал.

- Так. Нам его не запрещают изучать. Прикажи Николотову и Савенкову создать две научные группы по изучению этого Кетера, пусть работают автономно и идеями не обмениваются. И пускай не переусердствуют там, все-таки не ясно, с чем имеем дело. Сам-то что думаешь?

- Думаю, дрянь к нам какую-то привезли, Сергей Семенович. И закрыли с ней и атомной бомбой наедине одних, словно в могильнике. Когда последний раз Совет О5 вам за 10 минут отвечал, да еще по коду «Воздух»? Когда вывозили все подчистую ради одного объекта? Дело дрянь, Сергей Семенович, вот мое мнение.

- Возможно, если речь идет о карантине и недостатке информации, то и исследования нужно проводить в этом направлении. Одним словом, приказали – содержим. А что уже там – вопрос десятый. Вводим карантин, - подытожил директор и отвернулся к экрану монитора, показывая, что разговор окончен. Начальник СБ козырнул и, развернувшись кругом, вышел из кабинета.


Рабочая тетрадь
Научная группа Николотова С. А.

Запись 1. SCP-0000 поставлен на хранение в камеру №14 согласно ОУС, разработанными ОАРС №1 УСАО [Отдел анализа рисков содержания №1 Управления содержания аномальных объектов] Зоной 0. Согласно сопроводительной документации, объект не требует специализированных условий содержания и является неаномальным. Данный тезис вступает в логическое противоречие с классом объекта «Кетер», присвоенным ОАРС №1 и подтвержденным Советом О5, а также введенным режимом полного карантина сроком на 6 месяцев с вывозом всех прочих аномальных объектов. Ах да, нам еще доставили ядерный фугас.

С учетом вышесказанного складывается впечатление, что Совету и ОАРС известны потенциальные свойства объекта, но они их не могут раскрыть по той или иной причине. Возможно, незнание аномального эффекта SCP-0000 является ключом к его успешному содержанию. С другой стороны, нам дозволено проводить непрямые исследования объекта и усиливать ОУС, что в свою очередь может говорить о том, что сам Совет может не до конца понимать механизм активации аномалии и предполагает, что текущие меры являются (могут являться) недостаточными на длительном временном промежутке. Данный пункт досье я рассматриваю как наиболее ценный намек, или даже я бы сказал – подсказку к действию. Попробуем начать исследования по стандартной схеме, но с упором на поиск возможного меметического или когнитивного эффекта.

Запись 2. Базовый чек-лист поиска аномальной активности пройден, результатов ноль. Показатели РХБ в норме, искажений ткани пространства не выявлено, хронологических отклонений не обнаружено. Счетчики Колля не фиксируют потусторонней активности, опыт с контрольным ЯРСом также оказался безрезультатным, но мы на всякий случай разместили его за стеной камеры содержания и оставили включенным. Ожидаемый результат, с завтрашнего дня переходим к намеченной мной программе исследований.

Запись 3. Неудивительно, базовые меметические маркеры и контркогнитивные барьеры не дали нам никакой новой информации. Это подтверждает, что мы действительно имеем дело с крайне нестандартной аномалией.

Запись 4. Группа Савенкова занимает камеру содержания гораздо больше нашего. Хотел сходить посмотреть, какие тесты проводят они, но директор дал указание начальнику СБ не позволять группам находиться вместе. Нас даже по разным этажам жить и работать развели. Что ж, пожалуй, соглашусь с тем, что метод параллельного исследования часто дает очень интересные и неожиданные результаты, но с его реализацией происходит явный перебор.

Запись 5. На этой неделе моими сотрудниками был проведен ряд тестов:

  • D-14791 был привезен в камеру содержания объекта привязанным к подъемной каталке (для исключения возможности контакта с объектом). Испытуемый громко выражал протест против участия в опытах на объекте класса «Кетер». Голова субъекта была зафиксирована, и ему приказали неотрывно наблюдать объект. Датчики на теле испытуемого показывали стабильный рост психоэмоционально напряжения и мышечный тремор в течении первых 13 минут опыта, однако затем D-14791, согласно данным кардиограммы, несколько успокоился и продолжил эксперимент в состоянии легкой нервозности. В 09:47 по неизвестной причине произошло мерцание люминесцентных ламп с последующим кратковременным отключением света (не более 3х секунд). После восстановления освещения (системы телеметрии и видеонаблюдения работали стабильно) испытуемый впал в истерику и потребовал немедленного прекращения эксперимента. На данный момент D-14791 изолирован, за ним наблюдает м. н. с. Коробов.
  • на D-17851 была отработана версия об опасности познания опасности (да простят меня коллеги за тавтологию) объекта. Для этого субъект был помещен в камеру, из которой через бронированное окно можно наблюдать SCP-0000. В течении последующих пяти часов (нам пришлось освободить помещение группе Савенкова) через динамики испытуемому транслировались записи голоса м. н. с. Червошенцева, который с промежутками в 10-15 секунд повторял одну из тридцати угрожающих фраз, в общих чертах характеризующих объект как представляющий опасность («объект может убить тебя», «ничто не спасет тебя от куба», «куб видит тебя»). Для повышения восприимчивости и ускорения достижения результата сквозь динамики также подавался низкочастотный шум. Согласно общему мнению, испытуемый не успел достаточным образом проникнуться опасностью объекта, опыты будут продолжаться.
  • был проведен контрольный тест, противоположный по смыслу предыдущему. D-11462 в течении трех часов посредством динамиков, а также путем личных доверительных бесед с персоналом внушалась мысль о полной безопасности объекта. Опыты будут продолжаться.
  • для поиска потенциального источника меметической или когнитивной инфекции всему персоналу класса D было предложено описать свои ощущения от мыслей об объекте, зарисовать его со слов исследователей или с фотоизображений, попытаться представить себя находящимся в камере содержания, прикасающимся к кубу. Был получен большой массив данных, информация отрабатывается штатным психологом и специалистами по когнитивным угрозам.

Запись 7. Еще одна неделя насмарку. Группа Савенкова, очевидно, находится ближе к разгадке, я издали слышал о том, как он спорил с директором по поводу ужесточения ОУС. Директор запретил вводить в камеру объекта персонал класса D и установил две автоматические турели на входе в коридор. Они что-то знают, а мы нет. Нам нужно прибавить темп.

Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Не отвечайте на это сообщение. Совет О5 приказывает дополнить ОУС SCP-0000 следующим пунктом: «В камере содержания объекта запрещено находиться в одиночку. Освещение должно быть активно в любое время суток вне зависимости от нахождения в камере авторизованного персонала».

От имени Совета: О5-1, О5-3, О5-6, О5-11.

Рабочая тетрадь
Научная группа Николотова С. А.

Запись 14. Новая неделя. Дополнение ОУС от Совета дает пищу для размышлений. Они ведут параллельные исследования? Объект существует не в единственном экземпляре?

Напряжение возрастает, я всем нутром чувствую это, хотя никто ничего не говорит. М. н. с. Карелин смог тайком подсмотреть за группой Савенкова, говорит, они пытались взять образец куба на анализ, но СБ вовремя это все предупредила. Их младшему сотруднику не поздоровилось – его побили и посадили в карцер. Савенков вроде как отделался выговором. Охрана двери усилена – теперь там четверо сотрудников СБ.

В начале недели снова ужесточили ОУС – запретили пронос в камеру любой аппаратуры, создающей сильные магнитные поля. Не могу понять, с чем связан этот запрет, но, очевидно, группа Савенкова идет по совершенно иному пути.

Анализ данных опроса сотрудников класса D позволил установить, что все они испытывают страх перед SCP-0000, даже не зная его сути и внешнего вида. Наоборот, при наиболее полном раскрытии любой, даже самой несущественной информации об объекте, особенно его внешнего вида и формы, формируются дополнительные аффекты самых различных (но в целом - негативных) окрасок. Что интересно – угнетенное состояние в ничуть не меньшей степени распространяется и среди научного персонала. В общем и целом, версия меметической угрозы или рассеянного пси-воздействия на сотрудников начинает получать все больше и больше подтверждений. Но даже если и так, этого, очевидно, недостаточно для классификации в качестве объекта класса «Кетер», а значит, мы лишь видим некие побочные проявления аномалии, в то время как основная угроза скрыта от нас. Очевидно, что вредное воздействие необходимо купировать для продолжения возможности нормальной работы с объектом. Направил руководству новое уточнение ОУС:

«Дополнение к ОУС SCP-0000 №4

Во внерабочее время без служебной необходимости запрещается обсуждать SCP-0000 и думать о нем. В случае невозможность абстрагироваться от мыслей об объекте необходимо направить в медсанчасть заявку на оказание психомедикаментозной помощи. Сотрудникам, которые особенно остро ощущают различного рода аффекты, связанные с аномалией, необходимо незамедлительно докладывать об этом руководству. Допуск таких сотрудников на посты №№ 1-12 запрещен до момента полного психоэмоционального восстановления. Возле камеры SCP-0000 надлежит держать в постоянно включенном состоянии компактный психоволновой генератор-подавитель БГК-9 с целью создания психоволновых помех».

Специалистом Большуновым выдвинута теория, согласно которой способ активации аномального эффекта лежит в области бессознательного, а значит, не может быть вызван нами способами, которые мы практиковали ранее. Для отработки этой версии нами было собрано две контрольных группы сотрудников класса D, одной из которых стерли все воспоминания самым мощнейшим из имевшихся амнезиаков. Обеим группам демонстрировался кинофильм с элементами хаотических вкраплений кадров (как приятных, так и отталкивающих и угнетающих), среди которых часто присутствовал SCP-0000. Результаты показали избыточную нервную возбудимость испытуемых после опыта, однако выявить какие-либо очевидные аномальные искажения не удалось.

Запись 16. На этой неделе мы продолжили отработку версии о «познании угрозы». Подопытным было приказано перечислять все возможные виды угроз и сценарии катастроф, которые может произвести объект. В момент опыта было зафиксировано очередное мерцание ламп и отключение освещения (на 3 сек) после фразы «объект может убить всех в Участке 113». Программа исследований скорректирована, директору направлен отчет. В рамках полученного сообщения Совета касательно постоянного освещения в камере нами было предложено очередное уточнение ОУС объекта касательно повышенных мер электромеханической безопасности:

«Дополнение к ОУС SCP-0000 №7

Вся исследовательская аппаратура, видеокамеры, охранная сигнализация и важнейшие системы жизнеобеспечения комплекса в блоке содержания объекта должны быть помещены в клетки Фарадея. Для обеспечения электро- и радиоизоляции камеры содержания необходимо обшить внешние стены каркасом клетки Фарадея, а также установить электроволновые поглотители ЭП-6. Для избегания нарушения текущего режима содержания данные работы следует проводить снаружи, разбирая по мере необходимости мешающие стены соседних камер. Для зоны содержания SCP-0000 необходимо организовать независимый энергетический контур с дополнительным автономным источником питания.»

Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Не отвечайте на это сообщение. Совет О5 приказывает прекратить пользоваться электронагревательными элементами и осуществлять отопление и приготовление пищи только при помощи природного газа.

От имени Совета: О5-1, О5-3, О5-6, О5-11.

Рабочая тетрадь
Научная группа Николотова С. А.

Запись 27. Новый виток исследований группы ничего не дал, вспышек света в камере более не наблюдалось, несмотря на многократные повторения испытуемыми вербально и через громкоговорители фразы «объект может убить всех в Участке 113».

Впрочем, как мне кажется, аномальное влияние объекта только растет, и виной тому могут быть как раз наши опыты (каким образом - неизвестно). Многие уже не просто опасаются объекта, но и жаждут его уничтожения или хотя бы переноса за пределы Участка.

Мне удалось провести небольшой эксперимент с парой сотрудников класса D, которым я (предварительно влив в каждого по 2 мл фенилкорицила для повышения их доверчивости) вручил «детонатор» от бомбы с предложением «взорвать» нас всех вместе с объектом. Оба испытуемых недолго думая нажали на кнопку. На мой вопрос «Зачем? Вы же тоже погибли бы, как и многие другие» я получил ответ вроде «мне не жалко своей жизни ради его уничтожения». Неоднозначный результат. Возможно, речь идет о прямом влиянии объекта на разум с целью подчинения своим интересам (собственного разрушения?). Если так, то мы точно имеем дело с биоволновой активностью или ноосферными возмущениями, для изучения которых в нашем Участке недостаточно приборов. Впрочем, по косвенным признакам мы сможем их выявить. Это не совсем моя специальность, но мне известно, что подобная активность косвенно проявляется через физические и психологические искажения, что крайне удачно вписывается в то, что мы можем наблюдать в комплексе.

Полагаю, нам нужно обезопаситься и ужесточить ОУС в этой части и принять ряд мер по обнаружению следов активности объекта повсеместно.

Приказ по комплексу №216

С данного момента и до особого распоряжения приказываю всем сотрудникам, как приписанным к СБ и службам содержания, так прочему персоналу усилить бдительность и по мере возможностей фиксировать, документировать и передавать лично мне или начальнику СБ информацию о различного рода искажениях, которые на первый взгляд могут казаться «случайностями» и не иметь под собой аномального базиса. К такого рода искажениям (включая, но не ограничиваясь) следует относить:

  • мерцание (отключение, изменение интенсивности свечения) ламп освещения;
  • проявление помех и наводок, шипение (гудение) динамиков;
  • появление эмоционально выраженных психологических состояний (радость, страх, угнетенность), резкие изменения физического состояния (учащение сердцебиения, обильное потоотделение, дрожь, жар/холод);
  • наблюдение снов, так или иначе связанных с Кубом, или снов, в сюжетах которых можно рассмотреть признаки аномального вмешательства;
  • прочие психологические искажения неочевидного аномального толка (например, хронологические искажения восприятия, дереализация, недооценка угрозы Куба или желание его уничтожить, апатичность по отношению к текущей деятельности и т. п.)

Данным приказом также предписываю включить и оставить работающими все имеющиеся в комплексе счетчики Гейгера, счетчики Колля, счетчики Канта и прочие приборы для изучения полей, шумов, вибрации и т. п. Назначить ответственных сотрудников для контроля за работой данных устройств, оперативного снятия с них информации и починки в случае выхода их из строя.

Внести в ОУС Куба следующее уточнение за номером 9: «В камеру содержания запрещено проносить взрывчатые вещества, тяжелые ударные инструменты, оружие и прочий инвентарь, при помощи которого можно совершить нападение на объект».

Ответственным за исполнение приказа назначается Начальник СБ.

Директор Участка 113

Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Не отвечайте на это сообщение. Совет О5 приказывает все химические реагенты класса С и выше перенести в крыло А2. Все единицы огнестрельного оружия на хранении необходимо вынести со склада, пересчитать, осмотреть и вернуть на хранение. Напоминаем про строгое соблюдение мер по защите рук и органов дыхания.

От имени Совета: О5-1, О5-3, О5-6, О5-11.

Фрагмент рабочего журнала группы Савенкова

Я ознакомился с последним Приказом директора и по его содержанию понял, что группа Николотова опережает нас в исследованиях достаточно существенно. Нетрудно догадаться, что, по их мнению, всем виной ноосферные возмущения, через который объект напрямую влияет на разум и электронику. Моей группе стоит изменить вектор исследований…

Ну конечно! Как же я раньше не догадался! Что может спровоцировать сильный всплеск биоволновой активности и ноосферных возмущений? Смерть. Мне известно об этом от своих бывших коллег в Двадцать девятой. В момент гибели, если у подсознания есть хотя бы доли секунды на осознание неминуемого, происходит ноосферный импульс – [УДАЛЕНО] делает что-то похожее на аварийное сохранение файла, когда ваш компьютер резко выключается. Своеобразная посмертная маска с уже почти погибшего сознания, который сохранил свой последний слепок и отправил его на вечное хранение в ноосферу. А когда в этот интимный момент самым беспардонным образом вторгаются, или что-то идет не по плану, частенько рождаются аномалии. Бестелесные сущности, наваждения. То, что среди гражданских принято называть «потусторонним».

Вот что нам нужно.

Докладная записка

В рамках приказа №216 сообщаю, что для исследовательских целей непосредственно в камере содержания объекта был умерщвлен медленным способом сотрудник класса D. Спустя 24 минуты после физической смерти последнего на третьем этаже комплекса ложно сработала сирена пожарной сигнализации. Прошу отразить в журнале учета искажений данный факт как наиболее яркий из феноменов, зафиксированных на последней неделе. Также прошу учесть, что данная активность, вероятно, связана именно с нашим опытом, а значит, версия ноосферного влияния на разум окружающих подтверждается.

Савенков А. А.

Рабочая тетрадь
Научная группа Николотова С. А.

Господи! Да о чем мы вообще думаем!

Савенков убил дэшку прямо перед Кубом. Ножом исполосовал. Потому что… да просто потому! Мы сидим смотрим на мигающие лампы, строчим доносы про то, что сосед лишний раз сказал что-то про Куб или что он кому-то приснился. БЛЯТЬ! ЭТО ПРОСТО КУСОК КАМНЯ!!!!!!!!!!! Он не излучает полей, не искажает топологию пространства-времени, очевидных меметических и когнитивных аномалий не выявлено! Все наши домыслы и так называемые «эффекты» основаны лишь на наших страхах! В его досье написано «неаномален», а что если ЭТО БЛЯДЬ ТАК И ЕСТЬ?

Так. Надо успокоиться. Это приступ, возможно я получил большую псиволновую дозу… Да ну нах, это уже чертова паранойя! Я докажу, что он неаномален. Докажу, и точка!

А еще Совет О5 расскажет мне, что за чертовщину они здесь устроили.

Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Карбышев – красный. Красный – угроза! Угрозе - бой!

От имени Совета: О5-1, О5-3, О5-4, О5-7.

Докладная записка.

Начальник СБ
Директору Участка 113

Общая ситуация в комплексе становится угнетающей. Сотрудники и персонал класса D находятся в психически нестабильном состоянии. Мы фиксируем значительное увеличение разговоров о «Кубе» в ярко пессимистичном ключе и общий упаднический настрой. Не до конца понятно, являются ли данные настроения проявлением свойств объекта, либо же имеет место общая усталость, отсутствие крупных прорывов в исследованиях и общее чувство «незримой, но близкой смертельной угрозы». Мы видим врага, но не можем его понять, не знаем, чего от него ожидать – это сводит всех с ума.

Опыты не дали конкретных результатов – нам попросту неизвестен основной аномальный эффект объекта. Разрозненные сообщения и факты не складываются в единую картину. В то же время, на мой взгляд, наши исследователи постностью исчерпали весь доступный инструментарий и научный базис, перейдя к совершенно околонаучным опытам и версиям. При всем моем уважении к данным специалистам – они начали заниматься черт-те чем.

Группа Николотова с частью сотрудников из своей группы и группы Савенкова начали отрабатывать версию о том, что Куб действительно неаномален. Пока они просто заперлись в своем блоке и занимаются теоретизированием, но если вдруг им захочется уничтожить объект, мы должны быть наготове. Я приказал нескольким своим агентам следить за ними.

Не добавляют ясности и ставшие уже совершенно бессмысленными сообщения от Совета О5. Последнее из них касалось младшего научного сотрудника Карбышева, который в момент получения сообщения стоял на Посту №1 – возле Куба. Смысл сообщения не понятен полностью, но общая суть прослеживается – Карбышева задержали и в ближайшее время подвергнут исследованиям. Все, кто с ним контактировал, временно изолированы Савенковым.

Кстати о Савенкове. Часть персонала СБ вместе с группой Савенкова начала выборочно «задерживать» сотрудников Николотова и друзей Карбышева и подвергать их различного рода расспросам, в том числе применяя слабое физическое и психологическое давление. Я считаю это перебором, а нарушение субординации и выполнение Савенковым моих функций и полномочий я расцениваю как подрыв собственного авторитета. Я знаю, вы дали ему дополнительные полномочия, но терпеть двоевластие я не намерен. Если это продолжится, я подам рапорт на перевод с должности.

Начальник СБ

Консоль центрального узла Участка 113

Сообщение по коду «Воздух»
В участок 113

Ring-a-round the rosie,
A pocket full of posies,
Ashes! Ashes!
We all fall down.

От имени Совета: О5-19, О3-2, О5-0, О5-24.

Докладная записка

с. н. с. Савенков
Директору Участка 113

Как я вам уже сообщал, мы все гораздо ближе к разгадке чем когда-либо. Вчера нам удалось записать треск колонок возле камеры содержания и разложить его на составляющие в аудиоредакторе. По мнению специалистов, на ряде дорожек можно отчетливо услышать среди скрипа слова «death», многократно повторяющиеся.

Ни в коем случае не идите на поводу у Николотова и тех многих ренегатов, которые решили к нему примкнуть. Даже если этот человек и не находится под действием аномалии (которая, вероятно, хочет, чтобы мы разрушили Куб и выпустили ее оттуда), то он как минимум просто-напросто запутался в собственных заблуждениях или испугался собственного открытия (да-да, я помню, что именно Николотов первый напал на след). Хочу также доложить, что Николотов, вероятно, замышляет атаку на камеру содержания и подговаривает к этому даже сотрудников класса D. В связи с этим я прошу вашего разрешения задержать всех паникеров и бунтовщиков и подвергнуть их опытам. Мы должны сделать это немедленно, так как численное превосходство на их стороне. Начальник СБ, очевидно, самоустранился и не может более контролировать ситуацию. Инструкции Внутреннего Трибунала предписывают нам принять ДИРЕКТИВУ о введении чрезвычайного положения. Особо буйных предлагаю расстрелять. Одна-две показательные казни успокоят всех, и мы сможем спокойно продолжать содержание Куба.

По поводу Сообщений О5. У меня есть две версии. Либо они нам дают очередной намек на разгадку, либо же… Я бы не хотел нарушать субординацию и заниматься клеветой, но каждое новое сообщение Совета выглядит все более бессмысленным или даже угрожающим. Возможно, на поверхности произошла какая-то катастрофа. Быть может, наличие Куба поблизости неким образом защищает нас? Мы попробуем отработать эту версию.

Савенков А. А.

Они расстреляли двух наших лаборантов и одного стажера когда те просто шли мимо зоны содержания Куба. Ждать больше нельзя. Собираемся сегодня через два часа после отбоя.

Валера и Роман отвлекают охранника в коридоре С3, затем мы с Павлом идем к запасной оружейке СБ и под угрозой гранаты, которую я спер у Оболевича, заставляем ее открыть. Главное, чтоб поломку сигналки заметить не успели. Как возьмем оружейку – постучим по трубам, и можете подниматься к нам, вооружаться. Потом всей организованной толпой идем в зону содержания Кетера и ломаем Куб к чертям.

Честно хочу предупредить – эти фанатики могут и ядерный фугас подорвать, так что наша прогулка может закончиться печально, если мы не прорвемся с наскока. Директора и СБшников заприте в административном блоке. Если кто-то из них захочет присоединиться – пускай, но не спускайте с них глаз, оружие не давайте.

Передавайте это сообщение устно и записками, только не попадитесь.

И последнее. Первыми не стреляем! Хотя чувствую, что без этого не обойдется.

С. Н.


Приближаясь к бронированной красной двери, увенчанной кучей знаков опасности, Николотов стал замедлять ход. От былой уверенности не осталось и следа. С трудом переборов сомнения, сотрудник открыл дверь и вошел в камеру содержания – просторную пустую белую комнату, посреди которой на невысоком постаменте стоял гладкий куб из черного базальта. Торжественную тишину момента нарушало лишь мерное гудение люминесцентных ламп. Сергей завороженно посмотрел на объект класса Кетер, стиснул рукоять топора и со всей силы замахнулся.

Рука замерла в воздухе.

Сергей выронил топор и тихонько заплакал. Блестящий черный куб продолжал спокойно стоять на своем постаменте. Каменный монолит победил.

Сзади что-то загромыхало. Сергей обернулся и пошел к выходу вдоль цепочки своих окровавленных следов, ярко выделяющихся на белоснежном полу. По коридору, подсвечивая себе путь налобными фонариками, быстрым шагом продвигалась группа неизвестных с оружием. МОГ Бета-4 «Циркачи».

- На пол! На пол, я сказал! Руки за голову! – скомандовал первый из вошедших бойцов, тыча Николотову автоматом в лицо.

- Спокойно, спокойно. - Сергей встал на колени и завел руки за голову. – Я его не тронул. Смог… вовремя остановиться. Почему вы не пришли раньше…

Двое бойцов взяли Сергея за руки и, подняв с пола, повели в сторону выхода. Обернувшись через плечо, Николотов увидел, как одни бойцы упаковывали куб в непрозрачный контейнер, а другие начали разворачивать трупные мешки.

- Это какое-то помутнение, - прошептал Сергей, шагая мимо разорванных взрывом тел. – Что теперь со мной будет?

- Трибунал, - негромко произнес один из бойцов. – Причем довольно скорый.

Солдаты отпустили руки и толкнули Сергея к стене.

- Шагай.

В тишине разделся щелчок взведенного курка. Сергей обернулся и, глядя в лицо своего палача, закрытое маской, спросил:

- Скажите хоть…Что это такое было?

- Досье надо было читать. Там все написано.

Сергей улыбнулся.

- Я так и зна…

Звук выстрела Сергей не успел услышать.


DIRA.jpg

Сопроводительная записка к Отчету о проведении тестовых мероприятий по программе «Объект ЗЕРО»

Экземпляр № 2 (11)
для О5-7

Уважаемые коллеги!

Департамент внутренних исследований и анализа подготовил обобщение результатов полевого тестового мероприятия «Объект ЗЕРО», осуществленного в Участке 113. Наиболее полно ознакомиться с ходом эксперимента, полученных выводах и разработанных рекомендациях вы сможете в Отчете, приложенному к данной сопроводительной записке. Сейчас я лишь кратко обозначу основные тезисы, приведенные в Отчете.

Как вы знаете, чуть больше 11 месяцев назад нами с вашего одобрения был инициирован проект «Объект ЗЕРО», в рамках которого предполагалось изучить следующие аспекты функционирования подразделений сдерживания:

1) степень подчинения авторитету (в том числе прямому руководству) в случае получения неадекватных приказов или инструкций, содержащих ложную или искаженную информацию (в том числе заведомо);

2) степень следования опыту и личным внутренним предустановкам в случаях, когда они очевидно противоречат сложившейся нестандартной ситуации;

3) реакция персонала на неадекватные (избыточные) меры сдерживания, преувеличение угрозы, в том числе сопряженное с избыточным морально-психологическим давлением;

4) степень доверия к ОУС и досье объектов, разработанных иными подразделениями в случаях, когда существуют объективные предпосылки усомнения в их полноте и достоверности;

5) характер работы с объектом, доступная информация о котором намеренно сведена к минимуму вышестоящими инстанциями;

6) способность к инициативе и принятию на себя ответственности при изучении новых потенциально опасных объектов лицами низшего и среднего научных звеньев Организации в условиях полной автономности;

7) способность подразделений Фонда, не имевших большого опыта работы с потенциально опасными объектами, принять на содержание объект класса Кетер и назначить адекватные меры сдерживания.

8) умение отделять незначительные случайные внешние события (например, поломку оборудования) от событий, порожденных аномалией.

9) подверженность неаномальным когнитивным искажениям, в том числе коллективным.

Суть эксперимента заключалась в помещении группы исследователей в изолированные условия, в которых им было необходимо «содержать» объект, не являющийся аномалией, но помеченный как крайне опасный. Вводные эксперимента также содержали прямые неадекватные приказы Совета О5 и иные способы нагнетания морально-психологического давления.

Для осуществления тестовых мероприятий из Участка 113 заблаговременно были вывезены все прочие (Безопасные) аномальные объекты, а также переведены почти все сотрудники с высоким уровнем допуска и персонал, имеющий существенную ценность для Организации. Данные лица были частично заменены другими сотрудниками, переведенными из различных Зон. В целом, до начала эксперимента DIRA уменьшила штатную численность комплекса более чем на 60%. Ядерный боеприпас, доставленный на Участок к началу теста, был заведомо неисправным.

Хочу заметить, что в ходе планирования Департамент не ставил цель довести ситуацию до внутренней междоусобицы. Однако, было принято решение не прекращать эксперимент, чтобы получить дополнительную информацию, которую можно было бы извлечь только из данной ситуации:

1) готовы ли сотрудники Зон путем применения силы восстановить порядок при очевидно неадекватных приказах руководства;

2) готовы ли сотрудники Зон с применением силы защищать порядок и руководство от лиц, указанных в п.1.;

3) как далеко может зайти силовое противостояние в Зоне и как оно скажется на процедурах сдерживания объектов;

4) как скажется на функционировании Зоны и процедурах сдерживания возможный вооруженный захват власти группой неравнодушных и преданных Организации сотрудников. Насколько эффективным окажется их управление Зоной;

5) готовы ли сотрудники пойти на очевидный риск и грубейшим образом нарушить ОУС в той части, которая кажется им очевидно ложной.

К сожалению, МОГ Бета-4 удалось прибыть на объект уже к окончанию бойни, устроенной сотрудниками Участка 113, в тот самый момент, когда последний выживший пытался уничтожить «Объект ЗЕРО». Удивительно, но несмотря на способность трезво оценивать ситуацию и сопротивляться власти авторитета и искусственно нагнетенной угрозы, научный сотрудник оказался неспособен нанести ущерб (и, возможно, навлечь на всех колоссальное нарушение ОУС) объекту, который (как он считал) был неаномальным. Данный поступок будет отдельно проанализирован сотрудниками DIRA. Выживший устранен (к этому имеются все основания в виде нарушения им множества статей ПК Службы внутреннего Трибунала, от вооруженного восстания до покушения на уничтожение объекта класса Кетер). Все материалы засекречены, для сокрытия произошедшего от остальной Организации принято решение инспирировать слухи о масштабном нарушении ОУС в Участке 113 с гибелью всех сотрудников.

И все же, несмотря на высокие людские потери, я считаю эксперимент крайне успешным. DIRA подготовило масштабные реформы цепочки управления и дублирования контроля Организации, а также предоставит обновленные инструкции, в том числе в части повышения самостоятельности подразделений. Прошу ознакомиться с данной информацией в приложенном Отчете.

Приложение: «Отчет о проведении тестовых мероприятий по программе «Объект ЗЕРО» на 11008 листах».

Winslow.jpg

Генри Уинслоу
Директор Департамента внутренних
исследований и анализа

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License