И ответ миру вокруг, который нельзя не дать, каким бы тёмным и холодным он ни казался: возможно, я - король.
рейтинг: +3+x


ФИИИИИИ



Раздался свисток в безмолвном небе Кентукки. Разбежалась та немногая дичь, которую не спугнула дрожь земли. Прерия затаила дыхание в ожидании зверя.

Дрожь земли усиливалась с каждой секундой. С последним скрежетом металла об металл локомотив обогнул линию деревьев и помчался по прерии, волоча за собой с 30 лишним вагонов, как обезумевшая лошадь.

В вагонах была тишина. Вежливая тишина группы людей, которым комфортно в присутствии друг друга, но не желающих начать разговор, заполнила первые десять вагонов. В них находились солдаты Союза, возвращающиеся домой после долгой кампании на фронте. Последние 10 вагонов были заполнены "чёрным золотом" и углём, их очистили в Техасе и отправили в Западную Вирджинию.

Особый вагон, находящийся между ними, был желанной добычей. В нём было 355 килограмм неизвестного металла, его везли в Александровский университет по изучению паранормального в Мемфисе, и ожидалось, что груз доставят менее, чем через 3 дня. Поскольку декан не был человеком, которого кому-то хотелось разочаровать, проводник решил как можно быстрее доставить груз до ближайшего крупного транспортного узла и сгрузить тикающую бомбу замедленного действия на какого-то другого бедолагу.

Вагон поезда не был полностью лишён человеческого присутствия. Перед множеством закрытых и заполненных ящиков сидели трое охранников на деревянных стульях, окруживших ящик, заполненный металлом. Каждый толчок поезда тряс их, но это было лучше, чем стоять.

— Смотрите и рыдайте, парни, — засмеялся Найт, старший агент Объединённого Исследовательского Отдела, бросая свои карты на самодельный стол. — Флеш-рояль.

Агент Бауэр просто нахмурился и положил свои карты на стол рубашкой вверх. Он поднял бутылку виски и налил себе еще стакан. Наёмник говорил мало слов и совершал ещё меньше ошибок.

Мужчина на противоположной стороне стола охнул, вставая со своего места и потирая спину. Найт засмеялся над ним, пока они доставали свои пистолеты из оружейного шкафа, находящегося в углу крытого товарного вагона.

— Уже стареешь, МакГи? Довольно скоро Боу вызовет тебя в Вашингтон и отправит в отставку, — тон Найта был шутливым, но его слова имели смысл. МакГи уже поседел (хотя стресс от его работы сыграл в этом немаловажную роль), и каждый агент ОИО знал, что назначение на пенсию в сельский городок штата Миссури не было тем заданием, которым кто-либо хотел заниматься.

— Узел рядом, — прогудел Бауэр своим приятным голосом. Найт кивнул, сунул пистолет в кобуру и плотнее затянул свой жилет. МакГи выжидательно посмотрел на него.

— Да, да, иду, — проворчал он, шепча проклятия себе под нос, и вышел из вагона на смотровую площадку.

Когда он вышел, ветер ударил его по лицу, врываясь в его поле зрения. Он закрыл за собой дверь, заглянув в решетчатое окно, и увидел, что Бауэр и МакГи начинают новую партию в покер. Ветер развевал его короткие каштановые волосы, пока он не натянул сильнее свою ковбойскую шляпу себе на голову. Дежурство в карауле сегодня обещало быть крайне неприятным.

Краем глаза он заметил силуэт… несколько силуэтов на горизонте. Люди в темной одежде, один держит что-то красное. Поезд подъехал ближе, и их стали больше вдвое, а затем втрое. На долю секунды, когда локомотив приблизился достаточно близко, он смог увидеть красный объект, который держал один из них.

Динамитный детонатор с проводами, ведущими от него в траву, и идущими к железной дороге.

Время замедлилось. Фигура наклонилась вперед и положила руки на детонатор. Найт вытащил свой кольт. Его палец нажал на спусковой крючок. БАМ Пуля покинула камору. Человек надавил на детонатор за долю секунды до того, как пуля вошла в его плечо и отбросила в траву.

Найт распахнул дверь кабины и бросился внутрь за мгновение до того, как взрыв разорвал его барабанные перепонки. Его глаза наполнились слезами, и крик вырвался из его горла, даже когда кабина перевернулась вокруг него. Последнее, что он слышал перед тем, как его швырнуло в стену и он потерял сознание, были крики, раздающиеся из пассажирских кабин, когда они слетали с рельс в грязь.


Инспектор Конфедерации Джексон встал с колен в траве, крепко сжав свою трость для опоры. Двое мужчин рядом с ним, которые решили не оставаться в повозке, посмотрели на высокого бледного мужчину, ожидая указаний. Он молча стряхнул грязь со своего белого костюма и поправил свой галстук "боло", скривив при этом лицо. После чего он молча взглянул на третьего мужчину, который корчился в грязи, а его черный жилет был залит кровью.

— Как, чёрт возьми, он попал в меня? — пробормотал он сквозь зубы, сжимая своё плечо.

— Хьюз, Уэйн, откройте вагон, — он постарался не обращать внимание на раненного.

— Да, полковник!

Остальные поспешили подчиниться ему, поднявшись с земли и направившись к месту крушения. Искорёженные куски металла выделялись на недавно безмятежной местности, вместе с несколькими телами, разбросанными среди обломков.

Внимание Джексона привлекла другая половина обломков. Как он мог видеть, там лежало 6 тел, лишь два из них были со смертельными ранениями. Он с трудом шёл через тростник, кожаные ботинки разбрасывали грязь, пока он приближался к ближайшему. Джексон посмотрел вниз. Молодой парень, не больше 16 или 17, лицом в грязи в своей синей военной форме. Возможно, поступил на службу, чтобы сбежать из семьи. Джексон поднял свою трость с серебряной рукоятью и одним плавным движением разделил её, обнажив 30 дюймов холодной стали, спрятанные в ножнах из красного дерева. Он ухмыльнулся своему отражению, что было редкостью.

С тихой точностью он вонзил меч между лопаток парня. Слабый вздох покинул лежащее тело. Джексон наслаждался влажным звуком, с которым клинок извлекался из раны. Он вытер его о пальто солдата и двинулся дальше. С его губ сорвался свист рабочей песни. Необходимо подтвердить еще три смерти, и ему нельзя бездельничать на работе.


Капля пота упала с белых усов Джексона, когда он притащил последний труп к остальным и бросил его. Они лежали, прижавшись друг к другу, все в своей военной форме с красными пятнами, такие гордые за свои преступления. Джексон втянул воздух, тяжело дыша.

— Полковник! Мы нашли вагон!

Он обернулся туда, откуда раздавался крик. Уэйн махал рукой, стоя около одного из сошедших с рельс вагонов, лежащего на боку, как раненый бизон. Хьюз сидел на его верхней части, только что разбив стекло.

Джексон резво зашагал через заросли к вагону, перешагнув через начавшее остывать тело своего покойного соотечественника. Он совершил свою ошибку. Хьюз протянул руку, когда его начальник приблизился к вагону, и подтянул его.

— Мы ещё не открыли дверь, полковник, — объяснил Уэйн. — Проклятая хреновина не поддаётся.

Джексон наклонился вперёд, положив руки на трость. Его здоровый глаз уставился на дверную ручку и обнаружил лёгкое мерцание вокруг неё, ореол света вокруг замка. Он поднялся во весь рост, прошептав древнюю фразу, которую не слышали в этой части Запада на протяжении поколений. Полковник почувствовал, как красный камень, инкрустированный в рукоять его трости нагрелся, затем стал горячим, а затем и обжигающим. Он быстро подбросил трость, схватил её за ствол, перевернул и ударил по рукояти.

БАХ-БАХ

Дверь распахнулась, и по ушам Джексона ударил пистолетный выстрел. Джексон ударился о дверной косяк, пока Хьюз возился с кобурой.

БАХ

— Быстрее, ты, тупица! — визгливо прокричал полковник, доставая свой собственный пистолет их плечевой кобуры. Револьвер с длинной рукоятью из слоновой кости блестел на солнце, закрученные надписи в каморе отражали лучи. Он собрался с силами, зная, что оружие уже заряжено и готово к стрельбе. Джексон бросился в дверной косяк и развернулся.

Его пистолет быстро повернулся и высвободил свой груз, пулю, форму которой не смог бы назвать ни один человек в штате. Она пронеслась сквозь воздух, вагон и попала в глаз агента Ганса Бауэра, где раскололась, высвобождая энергию, которую простые люди назвали бы колдовством. Череп Бауэра взорвался изнутри, забрызгав вагон серым веществом.

БАХ

Ещё одна пуля пролетела мимо Джексона и застряла в дверном косяке. Измождённый мужчина позволил себе упасть на пол за ящиком, на котором лежали карты, и который был покрыт пятнами от виски. Он втянул воздух ещё раз, в его ушах звенело. Он действительно был слишком стар, чтобы заниматься этим так часто.

Его голос эхом разнесся по заваленным мусором вагону.

— Опусти пистолет, или янки придётся хоронить тебя по частям, — сказал он, растягивая слова.

Тишина, после чего скрежет металла от Кольта, скользящего по металлу.

Джексон встал, быстро направив свой пистолет на высокого тёмного мужчину, лежащего около задней стены. Красное пятно на его белой рубашке и его прерывистое дыхание скорее всего как-то были связаны с отколовшимся куском дерева, торчащим из его живота.

Сделав два длинных шага, Джексон сократил расстояние между ними, держа при этом на мушке. Они смотрели друг на друга, ожидая, когда другой заговорит. Ни у кого не было такого намерения, каждый был твёрд в своей вере в то, что его моральные устои превосходят другого. После того, что показалось вечностью, Джексон посмотрел назад и вниз. Его трость, где его трость? Там на полу, застряла под ящиком.

Холодный гнев Джексона сменился на жаркую ярость. Эта трость была могущественнее, чем любое огнестрельное оружие, созданное человеком, и эти выродки вынудили его оставить её на грязном полу. Он наклонился и поднял её, сняв ножны. Клинок будет использован ещё раз до конца дня.


Джексон осторожно выпрыгнул из вагона, дверь которого была разбита и висела на петлях. Его шпоры звякнули когда он пошёл вперёд, осматривая равнины. Хьюз покорно шёл за ним.

— Уэйн и остальные уже вернулись? — спросил Джексон.

— Нет, но они должны прийти в любую минуту.

Как по команде, земля задрожала от топота копыт конных упряжек. Джексон взглянул на восток, откуда приближался обоз из четырёх вагонов, после чего полковник повернулся к Хьюзу.

— В вагоне мужчина, иди и свяжи его. Не советую прикасаться к нему больше, чем необходимо, ублюдок весь заляпан своей кровью. Когда фургоны будут здесь, я хочу, чтобы ты нашёл ещё пару и бросил его в пустой. У него есть кое-что, что мне нужно.

— Д-да, полковник.

Хьюз помчался выполнять задание. Джексон обернулся ещё раз и поднял руку, чтобы встретить обоз и рабочих.

— Приветствую!

Мужчина, управляющим первой повозкой, устало улыбнулся.

— Полковник Джексон Брайт, я полагаю? Ваша репутация бежит впереди вас.

Полковник безрадостно улыбнулся, подняв свою трость с красным камнем в знак приветствия.

— Надеюсь на это.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License