Инцидент 784. Часть 2: Переговоры
рейтинг: +5+x

Часть 1: Контакт

“Если долго всматриваться в бездну — бездна начнет всматриваться в тебя”

Оглядываясь назад, я не уверен, что знал, как будут развиваться события, когда эта чокнутая сука показала 784 фото. Если бы я ставил на это деньги, я с равной вероятностью поставил бы их на два варианта: что он заорёт на неё, обвиняя во лжи, или что окончательно сдуреет и всех нас перебьёт.

Никто, я думаю, не решился бы поставить на то, что он скажет:

— да. я зззззззззззззззззнаю.

Валентайн, эта чокнутая сука, даже глазом не моргнула.

— Я это предполагала. Откуда вы узнали? — спросила она.

— бббб-б-беатрикссс мэдададададокс — досссстояние организззззации. организззззация н-не поззззззвововолит ей так про-ро-росто умереть, — прорычал монстр.

Валентайн строго посмотрела в холодные голубые глаза, выглядывающие из вздымающейся массы стали и кремния. Я заметил, что её губы сжались чуть сильнее, чем обычно. Невербальные проявления 784 было непросто понять, но после месяцев наблюдения за ним я мог уловить легкое, почти незаметное ускорение ритма открытия и закрытия его вентиляционного клапана.

— Да, конечно, — ответила Валентайн. — Так же, как мы не собираемся позволить такому ценному экземпляру, как вы, сидеть без дела в этой коробке, — прислонившись к заграждению, она потянулась за сигаретой, потом вспомнила, что на ней защитный костюм, и завершила движение, скрестив руки на груди.

— Тело Беатрикс Мэддокс было возвращено с места происшествия и восстановлено, — объяснила Валентайн. — Тем не менее, процесс… не удалось полноценно завершить. Выражаясь технически, “синдром запертого человека”. Её тело и мозг функционируют исправно, но не контактируют друг с другом. Она пребывает в сознании, но при этом не способна контролировать своё тело.

784 не ответил. Его голубые глаза один раз моргнули.

— Организация пришла к выводу, что единственный способ, который нам доступен — это доза Пятисотого, — продолжала Валентайн. — Но поскольку SCP-500 — исчерпаемый ресурс, то мы… как бы это… скажем так, есть противники идеи использовать его на простом агенте. Особенно на агенте, который официально мёртв.

— К-ккккозырная к-ккаркарта.

— Значит, вы уже поняли, — усмехнулась Валентайн. — Я уполномочена создать новую мобильную оперативную группу под названием Дельта-9 “Шутка Фейнмана”. Двенадцать членов команды будут назначены, чтобы помогать вам в поле. Вы будете проводить операции по захвату и сдерживанию особо трудных объектов. Как бывшему члену “Шкатулки Пандоры”, это должно быть вам хорошо знакомо. Взамен агент Мэддокс получит дозу SCP-500 и будет восстановлена в её прежнем состоянии здоровья. Этого достаточно?

— Я с-с-ссссмогу увивввввидеть её? — спросил 784.

— Разумеется, нет. Не выдвигайте нелепых требований, — насмешливо отозвалась Валентайн. — Она получит амнезиак класса А, ей вживят новые воспоминания и новую личность. С другой стороны, она будет жива и счастлива. В конце концов, не всё ли это, чего вы хотите? Чтобы она была счастлива?


В детстве я ехал на переднем сидении машины, когда пикап вырулил на дорожную полосу прямо пред нами во время ливня. Моя мама ударила по тормозам, но машина проскользила про влажному асфальту и врезалась в пикап, прежде чем съехать в кювет.

До сих пор я лучше всего помню даже не само столкновение, а момент, когда машина начала скользить: ужасное чувство от осознания того, что мы сейчас разобьёмся и ничего нельзя сделать, чтобы это остановить.

— СТРЕЛЯЙТЕ! СТРЕЛЯЙТЕ В НЕГО! — закричал я. Дельты переглянулись, буквально на мгновенье замешкавшись. Это было то, что нужно 784.

— нет.

Всего одно слово, прозвучавшее с кристальной ясностью из глубин его нечеловеческого, гудящего голоса… потом трое дельт упали замертво, поражённые в лоб остриями из наномашин. Валентайн закричала; отростки устремились к ней и обвились вокруг, поднимая её в воздух. Тысячи безжалостных серповидных лезвий заковали её в подобие “железной девы”, едва не впиваясь в поверхность её защитного костюма.

— ОХРАНА! — кричал я. — АВАРИЙНЫЕ РАСПЫЛИТЕЛИ, ПОЛН…

— СТОЙТЕ! СТОЙТЕ! СТОЙТЕ! — воскликнула Валентайн. — ОТБОЙ! — она снова повернулась к безжалостным холодным глазам оптической системы 784, не боясь остро заточенных лезвий. — Стойте… — повторила она.

— плооооть оть плоть не имамамамамееет плоть не имеет значения, — голос 784 дрожал и вибрировал. — только только ррррразуммм.

— Я не могу позволить тебе увидеть её, — произнесла Валентайн. — Но я могу отменить приказ на применение амнезиака класса А. Этого будет достаточно?

— достаточно, — прошептал 784. Лезвия втянулись, и наномеханические отростки опустили директора на пол.

— Мы свяжемся с вами касательно вашей первой миссии, — сказала Валентайн.

— оддододно тттттттребобование, — прошипел 784. — нннинининикакаких ацетететететатоновых ванн. не нуужжжжжно.

— Принято. Мистер Лоренцо, вы будете держать камеру содержания 784 вне ацетонового бассейна настолько долго, насколько объект будет сотрудничать с нами, — приказала Валентайн.

— Мэм, при всём уважении, это полное, мать его, безумие, — прошипел я. — Этот бассейн с ацетоном — единственная вещь, которая может остановить его неконтролируемый рост.

— Больше нет. Сейчас он хочет сотрудничать. Не так ли, Эндрюс? — спросила Валентайн.

— буду сотттттрудничать, — прошипел 784. — ааа вввввы исссссполняйте своё обязательство, — отростки втянулись обратно в бетонный контейнер, как анемон втягивает внутрь свои щупальца.

— Охрана, разблокировать главные двери. Идемте, Лоренцо.


Струи растворителя омывали наши пластиковые костюмы химзащиты, не оставляя и следа наномеханизмов, попавших на наших тела. Валентайн провела пять минут, прислонившись к стене с разведёнными в стороны руками и запрокинутой назад головой, пристально глядя в потолок. Если честно, это было довольно-таки страшно.

— Прекрасно, не правда ли? — произнесла Валентайн, когда мы стали переодеваться.

— Извините? — моя рука, которую я засовывал в рукав халата, остановилась на полпути.

— Это его тело… великолепно, — Валентайн коснулась своего горла, поправляя воротник, затем провела рукой по серым со стальным отливом волосам, которые немного выбились из тугого пучка. — Он никогда не состарится, никогда не подвергнется разложению. Он ограничен лишь его волей и разумом… и какой это разум. Можете ли вы представить себе, чего он смог бы достичь, если бы только овладел им?

— Мэм, — произнёс я медленно, — вы себя нормально чувствуете?

— Да. Даже лучше, чем нормально, — ответила Валентайн. Она надела свой лабораторный халат. — Я отправлю отчёт на рассмотрение директору Клефу. Назначение на первое задание должно прийти на этой неделе. Смотрите, чтобы объект был к этому готов.

— Как пожелаете, мэм, — я подождал, пока она уйдёт, а затем помчался к центру управления так быстро, как только мог.

— Херрера, — обратился я к своей ассистентке, — я хочу, чтобы персонал работал в две смены по двадцать четыре часа в сутки. Как минимум две пары глаз, чтобы следить за этим существом всё время, и ещё один человек у контрольной панели распылителей: я хочу, чтобы эту тварь пасли лучше, чем 173. И подайте запрос на двух новых дельт, а старых уберите до того, как я вернусь.

— Не вопрос, босс. Куда вы направляетесь?

— Я собираюсь поговорить с Улыбашкой, — сообщил я. — Если я не вернусь через час, сообщи медикам, что в кабинете Клефа лежит мёртвый человек с огнестрельным ранением из дробовика.

Часть 3: Эскалация

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License